Исчезающая красота Одессы. На море за 100 долларов

odmini

Потратить на весь отдых 100 долларов с дорогой, проживанием и так далее. Разве что на даче, скажете вы, и будете не правы. Это возможно и в пригороде Одессе. Если вам повезет с недорогим жильем. Почему я пишу в пригороде? Но ведь в городе так много соблазнов, и вы просто не устоите перед ними и потратите больше. В пригороде Одессы, а именно в Люстдорфе или на Черноморке, как сейчас часто говорят, это возможно, и впечатления от такого отдыха будут, в основном, приятные. Поделюсь опытом.

Лучший пляж в Одессе

Пляж, который даже в жаркий августовский день позволяет разглядеть море и песок? Поверьте, это Черноморка. Длинный, почти как в Гоа, достаточно широкий и главное – не застроенный ларьками.

Конечно, если вам нужен душ на пляже и ледяной коктейль, лучше отправляйтесь в Ибицу (или на Ибицу – куда позволяют финансы), мне же, любительнице волн и горизонта больше ничего не надо.

Когда я увидела этот пляж с моря – заплыла подальше, чтобы охватить его взглядом, я не поверила своим глазам! Есть еще оазисы в этом мире. Я такое видела только на небольшом участке в Гоа. В остальных местах… только в несезон. А чтобы и море теплое, и погода пляжная, и мало людей – это большая редкость. Там даже можно найти места – ближе к середине, где не орут и не носятся дети, где не играет ни у кого музыка, не слышно тупых разговоров… Даже редкие торговцы кукурузой и пивом какие-то не напрягающие. Наверно, потому что редкие.

Неизвестно, как долго еще сохранится этот пляж в таком первозданном виде. Уже начали с одной из сторон застраивать все пластиковыми эллингами, где все сидят у друга на головах, дымят шашлыками и включают дурацкую музыку. Потому я и назвала статью «Исчезающая красота».

Люди, если вы с шумными детьми или собираетесь слушать на этом пляже музыку, езжайте куда-то в другое место. Очень неудобно там вам будет. Да и вообще, плохой пляж, плохой, не едьте туда!

Возле моей базы отдыха спуск к морю был достаточно чистый (возможно стараниями администрации или хозяев близлежащих домов). Кто-то даже скреативил, повесил табличку: «Кто бросит мусор, у того 5 лет не будет хорошего секса». Все, вроде, боятся пока. Чуть дальше, ближе к центру Черноморки (современное название микрорайона Люстдорф) как-то все очень грязно на выходе на пляж.

Светлое прошлое базы отдыха Люстдорф

База Люстдорф, на которую мне не/посчастливилось попасть – это нечто, заслуживающее отдельного отзыва. Здесь время остановилось где-то в 60е. Правда всепроникающая энтропия с тех пор не дремала (в отличие, например, от Параджи, где все действительно застыло и даже пыль не ложится с тех пор или ее по ночам убирают беженцы из стран третьего мира).

Здесь в Одессе, на базе театральных деятелей Украины пыль не вытиралась давно, особенно в номерах. Капитальный ремонт тоже не делался. Мне посчастливилось не переплатить им за «улучшенный» номер двойную цену потому что из улучшений там только балкон рядом с такими же балконами и телевизор, который я принципиально не смотрю.

У меня был самый простой номер с удобствами, которые во времена сталинских репрессий получали только самые выдающиеся театральные деятели за прекрасно исполненную роль настоящего пролетария.

За это можно было отдохнуть в здании с толстыми стенами (кондиционер даже не нужен), большими окнами и личным санузлом. На этаже доступна даже библиотека с выходом на общий балкон, хорошая затея. Бесполезные зачитанные книги из области соц-реализма в ассортименте. На этажах — витражи с видами разных эпох — украшают. На третьем были Греция и Рим.

10 долларов за сутки – вполне приемлема за этот кошмар. Слой пыли под кроватью, да и вообще не видно особенно следов уборки… Это можно было пережить только с помощью антисептических салфеток. Но не будем вдаваться в детали.

В первый же день я заказала на этой базе обед. Он проходит в лучших традициях законсервированного совка, хотя цена его сильно превосходит цены на бизнес-ланч в Киеве, например. Ровно в 13:00 перед вами открывают дверь столовой, в архитектуре которой прослеживается классицизм сталинского ампира. Вы занимаете свое место по номеру комнаты (я была одна и соответственно – вынуждена сидеть в одиночестве, и если бы я ела там и дальше, то так и было бы весь отпуск). Передо мной стояли супница с зеленым борщом со щавелем и остывшие уже рожки под горчичным соусом с немного подсохшими куриными крылышками. Компот был вкусный.

С того самого дня я ни разу более не посещала помпезной столовой, а готовила на газовой горелке прямо в номере. Правда, если там бросить еду открытой, придут муравьи. Но зачем ее бросать.
Готовить там запрещено, но судя по запаху из номеров не только я нарушала правила.

- У нас муравьев нет, — как раз в момент, когда я под впечатлением увиденного в первый день шла мимо ресепшена, говорил администратор базы.

Мне показалось, база совмещает в себе детский лагерь – уж очень много там было подростков, которые постоянно ловили вай-фай на первом этаже, а по утрам в столовой для них устраивался урок современных танцев. Поэтому было довольно приятное чувство возвращения в детство.

Впрочем, на базе я почти не сидела, хотя территория в общем-то располагала своими монументальными скамейками, розовыми клумбами и тенистыми платанами и эвкалиптами. Раньше там похоже был памятник Ленину. Памятник снесли, а дорогу, уходящую вдаль, перегородили, землю за ней продали. Чуть сократили территорию, хватит жировать, театралы!

Благо дело до пляжа было пять минут ходу, до поселка с историческими достопримечательностями – пару шагов, а до Одессы час-полтора езды на трамвае. Правда я ездила туда всего пару раз, заснять красивую архитектуру, пообщаться со знакомыми.

Еще можно прогуляться по окрестностям, где самым красивым зданием является вот этот дворец культуры в помпезном довоенном стиле с множеством архитектурных излишеств и неумеренной демонстрацией роскоши, свойственной Коринфу – городу проституток.

Также следует побывать на экскурсии «В поисках потерянного времени», которую вы сами можете себе организовать в Люстдорфе. Речь в которой будет идти о немцах-колонистах, построивших Веселую Деревню.

По следам немцев в Люстдорфе

База театралов называется по месту своего расположения в Веселой Деревне (Lustdorf) в переводе с немецкого – бывшая немецкая колония. Мало кто знает, что в таких местах можно вполне найти следы давно ушедших лет. Кому интересно, конечно.

Одно из моих любимейших мест на земле – поселок Уютное под крепостью в Судаке – тоже такая вот немецкая колония (Фестунг в прошлом). Конечно, осталось от немцев в Люстдорфе немного (но несколько больше, чем в Фестунге). Придумываю я или нет, но атмосфера в этих двух поселках очень похожа. Какое-то особое преломление Солнца в листьях акаций. Может быть, виной климат, запах отцветающих софор. Но скорее всего такое ощущение создают столбы из бетона вдоль всей улицы и бетонный же заборчик по низу, который отделяет дворы от улицы.

Когда немцы приезжали заселять наши степи, то первым делом они ставили белые столбы вдоль всей улицы. И уже между этими монументальными столбами каждый ставил себе заборчик. Столбы эти не простые – увенчаны пирамидой. На многих из них заботливая рука немецких крестьян и рабочих разместила белые шары из цемента. Кое-где они еще сохранились.

Так что когда приезжаете в любое место, которое называется колонией русских немцев, ищите белые столбы. Не все из них сохранили прежний цвет. Некоторые разваливаются. Жалко, но se la vie и ничто не вечно. Вот довольно символичная фотка: разваливающийся немецкий столб и покореженный забор с красной звездой. Одна эпоха уничтожила другую, чтобы и самой быть уничтоженной. И только газовая труба всегда в цене.

Но на самом въезде в Люстдорф, где трамвай делает характерный поворот остался небольшой оазис, которого хватило, чтобы на фото получился немецкий колониальный пейзаж.

Второе, на что нужно обратить внимание в немецкой деревне колонистов – это аллея пирамидальных тополей вдоль улицы со столбами. К сожалению, тополя живут недолго и к нашему времени уже почти все они засохли. Но один-два вы обязательно найдете. Теперь на месте тополей акации, но посажены так же ровно.

От немцев остались длинные дома на несколько хозяев. С улицы смотришь – обычный частный дом, а сбоку у него несколько видов крыш может быть и вход у каждого хозяина свой. Это самый ухоженный из домов. Именно так, видимо и формировались типичные немецкие улицы: сначала выстраивался длинный барак на много семей, и каждый возводил свою частичку, как мог.

Натуральная черепица сохранилась еще со времен немцев. Ее немного, но встречается на крышах, если присмотреться.

Есть дома в худшем состоянии. Вот этот как будто бы кто-то купил, поменял окна, но так из него ничего не вышло. На этом месте образовался пустырь, засыпанный мусором, а перекошенный ларек и поваленный немецкий столб будто бы напоминают о том, что время сейчас другое.

На люстдорфском кладбище мной была обнаружена всего одна немецкая могила. Бабушка Эмма Акерман (Хлеборобова, если в переводе, что логично, ведь немцы, переезжающие сюда были именно крестьянами) прожила почти 99 лет и умерла в 78-м. Кто-то из потомков, видимо благодарный за благополучную эмиграцию на историческую родину, воздвиг красивый гранитный памятник и написал ее имя и годы рождения готическим шрифтом. Рядом с ней безымянная могила ее славянского мужа, который не был таким ценным геномом для родственников, осознавших себя потомками Зигфрида.

Впрочем, как выяснилось из интернета, кладбище, которое было при немцах обвалилось в море, так как было на обрыве.

Конечно, прогулка по немецкой колонии у сознательного человека не может не вызвать размышлений о нелегкой судьбе этих людей. Бежав от притеснения на родине они не знали, что уже через несколько поколений у их потомков начнутся большие проблемы. Еще во время первой мировой войны их имущество пытались национализировать, запрещали им продавать и покупать собственность. После революции их начали обвинять в подрывной деятельности против коллективизации и репрессировать десятками. В первые месяцы войны большую часть выселили, а те, кто задержался, вроде бы стали на сторону своих соотечественников, и когда те ушли, всем остальным, в том числе, обычным мирным жителям пришлось очень несладко. Да и их потомкам, уехавшим в Германию, где многие из них вдруг поняли, что они на самом деле русские, а стало быть, для немецкого общества — весьма маргинальные элементы. Сегодня нет ни одного немца в Люстдорфе и их наследие приходит в упадок, так как у нас особый путь – путь жестяных ларьков, маршруток, разбрасывания мусора и наплевательского отношения к истории…

Трамвайчик Люстдорф-центр Одессы

Проложенный еще немцами: в Люстдорфе ходит трамвай, который ровно за час привезет вас к горсаду в самом центре города. Трамвай идет медленно, но верно, только около Привоза может немного тормозить.

Но конечно бич наших замечательных (и даже вполне новых) трамваев – это те люди, которые в них ездят. В каждую вторую поездку обязательно заходит какой-то пьяница и начинает орать. Это так и в Киеве. Они наверно тоже любят кататься на трамвайчиках, но банально не могут соблюдать тишину. Нужно понять и простить, видимо.

Трамваи иногда ломаются, поэтому подстраховывает маршрутка номер 220, которая идет быстрее, но менее аутентично. У нее заклеены окна, ее трясет на ямах, и вообще, маршрутки – это зло.

Один из трамваев, 27й, идет до вокзала, другой под номером 3 – почти через весь город до Херсонского сквера. Очень удобно, и если посчастливится сесть, то достаточно комфортно и медитативно.

В Одессе прекрасный центр города с тихими улочками и старинной архитектурой. Прогулка здесь всегда приносит исключительное удовольствие.

Вы можете оставить комментаий, к нашему сайту.

Оставить отзыв

Вы можете использовать аватарку. Для этого необходимо

зарегистрироваться на сайте Gravatar

Следите RSS 2.0

Исчезающая красота Одессы. На море за 100 долларов

Top